Портал Магазин Опт SL Rods SL Boats Джиг-пари Expert Fishing Volgafishing
Добавить запись

Петрович 17

Подкидыш

Священник же придерживался другого мнения: он думал, что чужеземец, некогда сбившись с пути и растерявшись, приехал в здешние края, чтобы вновь обрести себя.

Пауло Коэльо. Дьявол и сеньорита Прим

Зима в том году нагрянула вдруг, без репетиций. Осень держалась в Акулихе, а заодно тысяче и тысяче других русских деревушек и сел, долго, почти до декабря. И казалось, что этот «демисезон» будет тянуться вечность. Однако, несмотря на озоновые дыры, глобальное потепление и происки иностранных космонавтов, в конце ноября в одну из лунных звездных ночей вдруг ударил мороз в пятнадцать градусов, и наутро всем стало ясно, что пришла зима.

Петрович долго ждал этого момента: уже несколько раз доставал он «балалайки» с намотанными на катушки свежими лесками, перевязывал «чертики», «зеркальца» и «уралки» и просто так, без дела вертел снасти в руках, искал недостатки, но не находил и со вздохом укладывал в объемный алюминиевый рыбацкий ящик с широким ремнем для ношения.

Первой морозной ночью нового сезона Петрович несколько раз просыпался и, накинув полушубок, выходил на крыльцо: с удовольствием нюхал свежий бодрящий воздух, глядел на мерцающие звезды и, довольный морозом и безветрием, шел в избу – досыпать. А вот рассвет проспал, хоть и бывает он в конце ноября очень поздно. Проснулся от того, что в дверь его маленького дома (домика дедушки Тыквы как в шутку называл его хозяин) – стучали.

- Есть кто живой? - Спрашивал женский голос и тут же сам себе отвечал, - Петрович, открывай ворота! Гости пришли!

Петрович пошел открывать. Он не любил таких ранний побудок, считая себя вправе распоряжаться утренними часами по своему усмотрению, но деревенский уклад не считался с его городскими привычками.

На пороге дома стояла соседка в оренбургском пуховом платке и небольшого росточка мужчина лет под пятьдесят с трезвыми карими глазами, одетого в осеннее короткое драповое пальто, темные брюки со смятыми «стрелками» и зимнюю кепку. Через пять минут Петрович уже знал, что нежданного гостя зовут Юрием Максимычем и что прибыл он в Акулиху в поисках своей двоюродной сестры. История его злоключений могла бы показаться выдуманной, если бы сотни таких историй не приключались то и дело на просторах некогда мощной империи с пугающим весь "цивилизованный" мир названием – СССР.

По словам Юрия Максимыча выходило, что он потерялся. Началось его путешествие из далекой Донецкой области – края нищих шахтеров и не более богатых жителей других профессий. Максимыч, муж молодой жены и отец троих малолеток, и по совместительству каменщик какого-то там разряда, с полуголодным существованием семьи мириться не стал и в составе строительной бригады отправился на заработки в Москву. В столице в это время находили работу тысячи выходцев из соседних самостоятельных, но бедных бывших республик Союза – Украины, Белоруссии, Молдовы… Работу бригаде Максимыча дали сразу: их руки требовались на постройке высотного дома. Паспорта у гастарбайтеров – как с некой долей пренебрежения и немецким акцентом назывались такие рабочие – отобрали, якобы для временной прописки, и с выплатой зарплаты не торопились. Согласно уговора (а какие в их случае договора – только уговор) зарплату должны были выплачивать сдельно – в конце каждого рабочего дня. Но прошел один рабочий день, второй, третий, бригада Максимыча легко справлялась с положенными кубометрами кладки и даже перевыполняла план, но денег не видела. На законный вопрос представителю хозяина тот ответил, что деньги за первую неделю работы уйдут на кормежку и взятку милиции – чтобы не цеплялись к незаконному пребыванию подданных самостийной Украины в столице России. Большинство членов бригады с таким положением дела смирилось – в чужой стране твои собственные мысли мало кого интересуют, а вот Максимыч мириться не стал. В результате острого спора с подрядчиком-приказчиком Максимыч оказался «уволенным».

Что было делать украинцу в столице нашей необъятной Родины? Столице, которая и слезам своих-то граждан не особо верит, а тут какой-то приблудный дядя? Денег у Максимыча на обратную дорогу не было, но вспомнил он, что в области NN живет у него двоюродная сестра, с которой он сохранил добрые отношения и состоял в переписке. Название деревни сестры помнил совершенно точно – Акулиха. А вот районный центр, в котором жила сестра – запамятовал, и, собрав с подельщиков кой-какие гроши взаймы, отправился наудачу.

Удача не благоволила к путешественнику. По приезду в город NN он узнал, что в области, немногим уступающим по размеру Франции, есть две деревни и одно село с названием Акулиха. Акулиха Петровича была третьей. В двух первых Максимыч сестру не нашел, более того, потратив все небольшие средства, он почти потерял надежду выпутаться из неприятной истории.

- Это было бы смешно, если бы не было так грустно, - посочувствовал Петрович, угощая гостя чаем с клюквой. Соседка к тому времени уже убежала, а потому причину неожиданного знакомства Петрович спросил у вольного каменщика. Если верить вышеизложенному рассказу, было нетрудно поверить и в то, что у Петровича оказалась одна фамилия с двоюродной сестрой гостя. И то дело: людей с такой фамилией были многие тыщи, в одном только Большом Энциклопедическом Словаре, куда Петрович как-то заглянул из любопытства, значились двадцать шесть именитых однофамильца!

- Нет, Юрий Максимыч, сестры я твоей не знаю. Я ведь в Акулихе недавно. Тебе в сельсовет надо. Там по спискам проверят и адрес дадут.

-  Я уже там был. Нет в этой Акулихе моей сестры, - убито молвил пилигрим.

-  И что дальше? – растерянно спросил Петрович.

-  Не знаю.

Ситуация складывалась непростая. На руках у Петровича вдруг оказался незнакомый пятидесятилетний мужик без денег – подданный чужой страны, и надо было что-то с этим мужиком делать. Справедливо решив, что на сытый желудок думаться будет лучше, Петрович наскоро сварганил импровизированный завтрак. Видно было, что гость основательно проголодался, но вида не показывает и есть старается медленно, соблюдая приличия. От рюмки гость, к удовольствию Петровича, отказался, сказав, что уже двадцать лет как бросил. «Хороший мужик, - подумал Петрович, - не пьяница и вежливый – надо помочь»

- Так, Юрий Максимыч, слушай внимательно. Вечером – автобус в город. Едешь. Вечером же отбываешь в Москву. Деньги на дорогу я тебе дам. На следующий день валишься в ноги бригадиру и подельщикам – не в твоем положении права качать. Каменщик ты хороший, тебя возьмут. По приезду в Москву отзвонишься, чтоб у меня душа не болела, ты мне теперь вроде приемного сына, хоть и старше лет на десять, - и, видя, что размягченный теплом, чаем и участием в его непростой ситуации гость опустил долу налившиеся слезами глаза, поспешил добавить, - А сейчас мы с тобой идем на рыбалку – открывать зимний сезон, так сказать.

Максимыч встрепенулся.

- А ведь я был заядлым, Петрович, только вот когда в Донецк со второй женой переехал, забросил – некогда стало. Да и со льдом там у нас не очень, не каждую зиму морозы бывают…

Первый тонкий лед встретил Петровича и его «подкидыша», как про себя назвал гостя рыболов, угрожающим треском. Несмотря на то, что холодное зеркало сковало весь ближний к селу волжский залив, отойти от берега можно было только метров на десять – дальше было опасно. На льду, в прибрежной зоне, уже сидело-стояло несколько рыболовов, то и дело взмахивающих удильниками – ловили на блесну окуня. Возле некоторых, пробитых тяжелыми пешнями, лунок лежали красавцы-окуни, изредка подпрыгивая, словно дразня опаздывающих рыболовов.

Петрович пробил две лунки и, пожелав новому знакомому удачи, опустил под лед серебристую окуневку. Не зря считается, что окунь шум любит; видимо, привлеченные работой пешни, под лункой собрались любопытные полосатики. На первом же взмахе Петрович почувствовал короткий удар в руку, подсек и вытащил своего первого в этом сезоне окуня. Трофей не претендовал на Книгу рекордов Гиннеса, но был довольно упитанным середнячком, и Петровичу захотелось от радости что-нибудь закричать. Подавив в себе мальчишеский порыв, рыболов повернулся к «подкидышу» и провозгласил:

- Есть контакт!

Максимыч только подмигнул Петровичу, тут же подсек, и уже через несколько секунд выложил на лед красноперого бандита.

И пошло! То Петрович, то Максимыч с возгласами «есть», «твою мать», «па-ашел» и прочими полагающимися в таких случаях, подсекали и вытаскивали на свет божий отчаянно, словно перед Концом света, хватающих железную обманку окуней. Крупных не было, все граммов до трехсот, да Максимычу повезло справиться с килограммовой щучкой, решившей, видимо, посмотреть: куда это деваются окуни, хватая серебристого малька с красным глазком-бусинкой.

Через два часа поднялся северный ветер, и небо затянуло низкими тучами. Клев окуня оборвался внезапно, но рыболовы уже успели отвести душу, натешиться и поклевками, и подсечками, и вываживанием. Совместный улов весил за десять килограммов, и рюкзак до дома несли по очереди. Петровичу казалось, что он знает своего нового знакомого уже много-много лет, будто знает и его жену, и детей, и двоюродную сестру с его, Петровича, фамилией. Знает как Максимыч хорошо кладет кирпич и «заводит углы», и как любит в воскресный выходной день порыбачить на небольшом озерке...  Расчувствовавшись, Петрович по приходу домой презентовал «подкидышу» неделей ранее купленные зимние замшевые перчатки – на добрую память.

Время до автобуса провели в беседе: о бабах, рыбалке, футболе, политике, службе в армии – всех тех вещах, что непременно становятся темой для разговора двух поживших на белом свете мужиков. Максимыч аккуратно переписал адрес Петровича и его домашний городской телефон… Однако ни звонка, ни письма, ни почтового перевода Петрович так и не дождался. А через полгода ему уже казалось, что этой встречи и не было, просто ему кто-то рассказал о неустроенной судьбе некоего Юрия Максимовича – вольного каменщика, мужа молодой жены и отца троих малолетних детей.

 2004 г.

Дмитрий Соколов / sokol

Автор: , опубликовано в блоге Личная страница Дмитрия Соколова

Опубликовано: 2017-11-08

Просмотров: 253

Откуда: Нижний Новгород

Обо мне:

Современная рыбалка во всех ее проявлениях



Компания Megabass была создана гуру в области рыбалки Юки Ито. Задолго до этого Юки разработал пробный вариант рыболовной приманки. Воблер получился настолько хорош, что ловля на него все чаще стала приносить плоды. Но создатель не прекратил свои исследования. В его мыслях развивались планы по совершенствованию приманок. Он принял решение модернизировать конструкцию своих творений, чтобы всё в воблере было полезно для рыболовов. Благодаря трепещущему отношению разработчика даже к самым мельчайшим деталям ...

Кстати, два года назад был снят запрет на ловлю в районе мостов, что довольно актуально для городской ловли, где мост – непременный атрибут речного пейзажа.

   Динар14 апр 2017

Добрый вечер! Когда в продаже появятся крючки? Сезон то не за горами)

<

   Геннадий1 мар 2017

Воблер Sprut" Chubby Killer 40F устаревшая модель? Если да, то что пришло ей на замену?

<